Предыдущая статья Содержание Адрес редакции Следующая статья

ОКНО В НЕВЕДОМОЕ

 

О. Славин

А какую гармонию видите вы?


      Известный французский поэт Артур Рэмбо на рубеже XIX — XX веков написал любопытный сонет, где представил буквы в цветовом отражении. Судите сами. Вот строки из его стихотворения "Гласные":
     "А — бархатный корсет на теле насекомых, которые жужжат над смрадом нечистот.
     Е — белизна холстов, палаток и тумана, блеск горных ледников и хрупких опахал.
     И — пурпурная кровь, сочащаяся рана иль алые уста средь гнева и похвал..."


     Что это — игра слов или же отражение явления, которое ныне специалисты называют "цветным слухом" или синестезией? В переводе с греческого этот термин звучит еще как "соощущение".
     Интересно, что первый перевод сонета Рэмбо появился 1894 году вовсе не в поэтическом сборнике, а в русском издании книги французского психолога Альфреда Бине "К вопросу о цветном слухе".
     Никто, правда, не знает, писал ли Рэмбо о собственных ощущениях или просто развил мысль Бодлера о перекличке и слиянии цвета, звука, запаха и формы, высказанную им, в свою очередь, в сонете "Соответствие".
     Споры о происхождении сонета "Гласные" вызвали к жизни многие признания и ассоциации. Так, скажем, Владимир Набоков в своей книге воспоминаний "Другие берега" сам признается, что был наделен цветным слухом. "Не знаю, — впрочем, оговаривается он, — правильно ли тут говорить о слухе. Цветное ощущение создается, по-моему, осязательным, губным, чуть ли не вкусовым чутьем. Чтобы основательно определить окраску буквы, я должен ее просмаковать, дать ей набухнуть или излучиться во рту, пока воображаю ее зрительный узор. Чрезвычайно сложный вопрос, каким именно образом сливаются в восприятии буква и ее звук, окраска и ее форма".

     НОТЫ И... БОРЩ
     Но, пожалуй, настоящим гением синестезии был московской репортер Леонид Шерешевский. В восприятии окружающего мира у него участвовали все чувства сразу. В этом убедился психолог Александр Лурия, написавший по сему поводу "Маленькую книжку о большой памяти". Однажды он пожаловался исследователю: шум мешает ему сосредоточиться. Он превращается в его сознании в клубы пара, заслоняющие таблицы, что предложил ему ученый. И это мешает рассмотреть их хорошенько, а стало быть, и запомнить. А надо сказать, что в тишине Шерешевский мог затвердить практически неограниченное количество таблиц с чисто случайными рядами цифр и букв, да так крепко, что без ошибок воспроизводил их и много лет спустя.
     "Какой у вас желтый и рассыпчатый голос", — заметил он как-то при знакомстве психологу Выгодскому. А когда при нем брали музыкальные ноты на пианино, он видел их то в виде серебряной полосы, то желтой, то коричневой... Иногда зрительное ощущение дополнялось и вкусовым — коричневая нота вызывала вкус кисло-сладкого борща. Один из музыкальных тонов навевал Шерешевскому образ молнии, раскалывающей небо пополам. А резкий звук произвел на него впечатление иглы, вонзившейся в спину.
     Гласные буквы были для него фигурами, согласные — брызгами, а цифры представлялись некими башнями.
     "Я вспоминаю, — пишет Лурия, — как однажды мы с Шерешевским шли из института.
     — Не забудьте дорогу, — предупредил я его, запамятав, с кем имею дело.
     — Нет, что вы, — ответил он. — Разве можно забыть? Ведь этот забор, он такой соленый на вкус и такой шершавый, и у него такой пронзительный звук..."

 НА ВКУС И ЦВЕТ ТОВАРИЩЕЙ НЕТ
     Синестезия открыта давно. Но почти сразу к ней охладело внимание. Почему? Да просто не было соответствующего оборудования для исследования мозга. Ныне положение заметно изменилось, исследователи вооружились ядерно-магнитным резонансом, позитронной томографией и другими научными новинками.
     С их помощью им удалось проследить связи между отделами мозга, которые отвечают за определенные чувства. Однако выяснилось, что синестики — люди, обладающие "цветным слухом", — ощущают образы каждый по-своему, поэтому невозможно выработать какие-то общие критерии или тесты.
     Кое-что, впрочем, прояснить все же удалось. Недавние эксперименты, проведенные учеными Ганноверского университета (ФРГ), показали, что психологи прошлого не так уж и ошибались, полагая, что способности зрительного восприятия звуков могут иметь генетические корни и передаваться по наследству.
     Пока, правда, не удалось установить, насколько распространено такое свойство. Саймон Койе, психолог из Кембриджского университета (Великобритания), например, полагает, что синестезия отмечается примерно у одного человека из двух тысяч.
     О причинах синестических отклонений все еще идет спор. Одни исследователи предлагают искать корни синестезии в сферах, подведомственных нейропсихологии, другие считают такие видения результатом ассоциаций, выработанных еще во младенчестве особо художественными натурами.
     Идут споры даже и о том, считать ли подобные свойства людей отклонением от нормы, или просто продолжением, дальнейшим развитием у некоторых индивидуумов качеств, которые присущи всем, но в малой степени.

     КАКОЙ ЦВЕТ ВИДЯТ НАРКОМАНЫ?
     Однако почему содержание и формы синестезии неодинаковы у разных людей? Этого никто не знает, не могут исследователи и объяснить, почему среди синестиков в шесть раз больше женщин, чем мужчин. Почему одна дама, например, могла не только различать цвета, слыша звуки, но и, наоборот, могла слышать звуки, разглядывая разные цвета. "Ей это было неприятно, — отмечают психологи, — и она пыталась с этим бороться всеми силами, не подозревая о своей уникальности..."
     Но может, это просто качество особо одаренных натур — видеть мир столь необычно? "Нет, это не так", — полагают некоторые исследователи. Синестезия — это вовсе не склонность к аллегориям, метафорам и прочая игра художественного воображения. Это скорее всего чистая биохимия. Недаром же, как полагает американский исследователь Бэрен Коэн, такие галлюциногены, как ЛСД, вызывают синестезию.
     Так что же, синестики — своего рода природные наркоманы? Исследователи пока затрудняются точно ответить, однако отмечают: у первых восприятие мира весьма устойчиво, может сохраняться годами, тогда как у наркоманов видения весьма кратковременны и всякий раз меняются.
     Примерно то же самое говорит и Лаура Стин, одна из испытуемых Коэна, которая вспомнила, как лет 30 тому назад, будучи ребенком, сказала отцу, что цифра "пять" желтая. Тот на секунду задумался и поправил дочь: "Нет, она скорее цвета охры..."

 ИСКОПАЕМОЕ В МОЗГЕ
     Исследователи недавно сравнили работу мозга у шести синестиков-женщин и у шести обычных людей, выступавших в качестве контрольной группы. Реакции мозга отслеживали с помощью позитронного сканера, появившегося всего несколько лет назад. Испытуемым завязали глаза и надели на них наушники, через которые транслировались ряды звуков. Выяснилось, что звуки вызывают у синестиков активизацию не только слуховых зон мозга, но также и зрительных, чего не наблюдалось у нормальной группы. У последних активизировалась лишь слуховая зона.
     Получается, что синестики — люди, у которых есть некие нервные связи между слуховой и зрительной зонами. Так что для них понятие "цветной слух" — вовсе не преувеличение, а констатация факта.
     Причем некоторые исследователи считают, что в данном случае мы имеем дело с неким "психическим ископаемым" — своеобразным атавизмом, наследием тех доисторических времен, когда у организма было единое чувство, а не пять или шесть, как сегодня.
     Природа, вероятно, отказалась от такой целостности восприятия мира, посчитав его не очень удобным в практической жизни. Во всяком случае, в наши времена такой атавизм еще никому не принес счастья, начиная с того же Рэмбо и кончая Шерешевским. Современные синестики, как правило, стараются скрыть свои истинные чувства, оградить свое мироощущение от посторонних. А может, напрасно? Ведь благодаря их цветному слуху и другие люди смогут понять, что наш мир куда более гармоничен и красочен, чем полагают...


Предыдущая статья Содержание В начало статьи Адрес редакции Следующая статья

На хороших условиях
сейфы евро гарант для всех клиентов.
Hosted by uCoz