Предыдущая статья Содержание Адрес редакции Следующая статья

РАССКАЖИТЕ, ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО...

 


А. Самородов

Почерк и личность


     Вы, наверное, получаете много писем. Говорят, что опытный эксперт, проанализировав не только содержание письма, но и почерк писавшего, может очень многое сказать о его личности.
     Как это делается? Что вы, например, можете сказать обо мне?
                                                                                     Виктор Песков, Рязанская область


Почерк как походка...
     Педагоги всегда требуют, чтобы все первоклассники с первого же урока аккуратно выписывали буквы так, как это показано на доске, точно соблюдая расстояние между буквами, наклоны и прочие законы чистописания...
     И хотя всех учат по одному и тому же рецепту, ко всем предъявляют одни и те же требования, почерки у старшеклассников строго индивидуальны. Так было, есть и будет всегда, утверждает почерковед В.В. Томилин, скрупулезно изучивший записи в более чем 300 тетрадках, собранных в конце года в классах случайно выбранной им средней школы.
     Уже в первом классе, невзирая на требовательность учителя и намерения ребят писать "как надо", в каждой рукописи отразились следы индивидуального своеобразия писавших. Причем этому проявлению "своевольства" не мешает даже само орудие письма. Пишет ли человек старинным перышком "с нажимом" или современным "гелем", почерк от этого меняется незначительно.
     Видимо, прав создатель почерковедения в России Е.Ф.Буринский, сказавший когда-то, что всякий "человек пишет так, как ему от рождения писать предназначено", и что школа может придать почерку твердость, красоту, но не в силах бороться с построением его. В общем, почерк, как походка, у каждого свой. Хотя и ходить и писать всех учат в общем-то одинаково.
     От чего же тогда он зависит? Быть может, почерк передается по наследству?

Дело о наследстве
     Тот же Е.Ф.Буринский, ряд лет выступавший в качестве эксперта в русских судах в начале XX века, считал, что такая возможность не исключена. Он описал случай из своей практики, когда одного юношу обвинили в составлении подложного духовного завещания его отца - богатого генерала. Речь шла о двухстраничном документе, написанном почерком, по мнению каллиграфов (так тогда называли почерковедов), настолько схожим с почерком генерала, что они отказались признать подделку.
     Лишь когда юный претендент на миллионы наследства написал в камере следователя собственноручно свое признание в подлоге, эксперты ахнули... Впрочем, скрупулезный анализ показал, что различия все-таки имелись, но на первый взгляд оба почерка казались неотличимы.

Образцы почерков отца и сына   Образцы почерков отца и сына. Налицо определенное сходство.

     Самое интересное, дальнейшее расследование показало, что юноша не мог упражняться в копировании почерка генерала, так как видел его письмо лишь однажды, да и то мельком. Но он оказался... генеральским сыном, хотя и незаконнорожденным. В общем, тут свою роль сыграла наследственность.
     И в итоге расследование кончилось миром - юноша получил в конце концов свою часть наследства наравне с остальными родственниками генерала.

Поймать за руку мошенника
     Дело о генеральском сыне - лишь одно из множества, которые приходится разбирать в судебном порядке каждый год и поныне. Любой судья может припомнить немало случаев из своей практики, когда тот или иной человек умышленно искажал свой почерк, стараясь подделать с корыстными целями почерк другого. И все-таки эксперты, как правило, уличают мошенника. Они не только определяют, что данный документ составлен вовсе не тем человеком, подпись которого значится внизу, но и выявляют в подделанном почерке то или иное количество признаков собственного почерка мошенника, однозначно указывая, кто выполнил подлог.
     Ученый-специалист найдет хозяина почерка даже в анонимном письме. Наиболее распространена в таких случаях скорописная маскировка: изменены наклон, размеры букв, иногда их связность и разгон. Но так называемые частные признаки изменить не удается. Анонимщик пытается прикрыться почерком школьника, искривляет штрихи в буквах, думает обмануть вычурностью букв, разными хвостиками, завитушками и прочими выдумками. Нередко он подражает буквам печатного шрифта. И чаще всего это тоже оказывается бесполезным. "Родимые пятна" не вытравить: автор их не заметит, но попади подобная рукопись к мастерам почерковедения, таким, например, как Б.И.Шевченко, его ученица А.И.Орлова или В.М. Манцветова и Н.П.Яблоков, - все будет замечено и разоблачено этими виртуозами.
     Стереотип дает о себе знать, даже если человек что-либо напишет левой рукой, что, кстати говоря, далеко не редкость. Попытки остаться "неизвестными доброжелателями" легко разоблачают опытные почерковеды. Они хорошо умеют отличить подлинного левшу от неудачливого жулика.

Прописи характера
     Еще Гете, собравший и изучивший обширную коллекцию автографов, полагал, что характер человека отражается в его письме. Однако у него хватило также здравого смысла не верить модным в ту пору психографологам.
     Дело в том, что еще в прошлом столетии некоторые из графологов (Ланденбрух, Громан, Бридье и др.) продолжали настаивать, что по почерку возможно даже определение цвета волос, роста и голосовых интонаций писавшего человека. А уж если он пишет с завитушками, то определенно склонен к позерству; коль все буквы пишет отдельно, они стоят у него, словно солдаты в строю, то и человек, определенно, замкнутый, как бы "застегнутый на все пуговицы"...
     Уже известный нам Буринский, перевидавший несметное количество почерков, указывал, что парапсихологи "начинают не с того конца". Они как бы "оперируют со страницей решений арифметического задачника, надеясь угадать по числовым ответам содержание соответствующих задач". А надо идти другим путем, надо, писал Буринский, "изучить механизм письмодвигательного аппарата, происхождение письменной речи, обращаясь к анализу только тогда, когда это известно".
     В современной науке изучен механизм движения руки, известны условия образования письма. Созданы, следовательно, условия для анализа, о котором мечтал Буринский. Физиология и патология письма и почерка и в самом деле создают начатки для определения особенностей психики того, кто написал письмо. Определив заболевание и зная причины его возникновения, почерковеды-медики могут узнать и частицу прошлого человека и как бы предсказать его судьбу, если иметь в виду последствия болезни. И если рядом с медиком-почерковедом окажется психолог, то, кто знает, быть может, при таком содружестве ученых почерк в действительности сможет дополнить "нравственный портрет" автора изучаемого письма..

     P.S. Мы попросили специалиста-почерковеда провести хотя бы первоначальный анализ письма нашего корреспондента. И вот что он нам сказал. "Писал скорее всего человек в возрасте 12 - 14 лет, довольно грамотный, но еще не до конца уверенный в себе. Об этом свидетельствует некоторая неустойчивость букв. Тем не менее, стараясь скрыть это, человек время от времени склонен парадно декларировать свою независимость, вступая в спор даже в том случае, когда знает или чувствует, что не прав. Но с возрастом это должно пройти..."
     Интересно, насколько прав оказался эксперт. Ждем нового письма от нашего корреспондента.


Предыдущая статья Содержание В начало статьи Адрес редакции Следующая статья

mercedes cls
Hosted by uCoz